Детство мое проходило в Калининградской области, родители приехали сюда по распределению, и лучшего города для мальчишеских игр сложно было придумать. После войны и тут, и там мы, будучи пацанами, находили то патроны, то остатки солдатского обмундирования. Все эти сокровища тщательно прятались от родителей в условленном месте, которое мы называли штабом.

Место для штаба мы выбрали под стать. Рядом с нашим домом находился старый форт, раньше там была воинская часть, а потом ее расформировали, а форт бросили бесхозным. Там было куча потайных залов, многие ходы были завалены или затоплены, и мы, как настоящие исследователи, все лето пропадали там, обсуждая наши находки.

В один из летних августовских вечеров, мы с мальчишками, как всегда, сидели в одном из залов нашего форта и жарили хлеб на костре, как вдруг из одного тоннеля раздался еле слышный голос. Сегодня с нами не было одного из друзей, мы решили, что он задумал нас напугать и пошли на голос.

Откровенно говоря, было страшно, но никто из ребят не хотел показаться трусом, поэтому все храбрились и шли туда, откуда шел голос. Слов было не разобрать, слишком далеко и тихо это было.

Мы дошли до конца тоннеля, оглянулись, и вдруг увидели узкую нишу, которую раньше не замечали. Голос к этому времени стих, но тут же включилось мальчишеское любопытство, за год обитания здесь мы излазили форт вдоль и поперек, каким образом мы смогли не увидеть за все это время лаз, перед которым сейчас стояли, для меня до сих пор остается загадкой.

Первым в нишу полез Мишка Сорокин, он был старше нас на целый год и всегда вел за собой всю ораву. Вынырнув с другой стороны стены, он крикнул, чтобы все лезли за ним. Оказавшись за нишей мы увидели продолжение тоннеля и дверь в конце, оказывается тоннель был замурован, но из-за отсутствия освещения мы не отличили новую кладку от старой.

Читай продолжение на следующей странице

ПОДЕЛИТЬСЯ: